Поиск по сайту
искать:
расширенный поиск
Реклама:
недорогой vds vps тариф SSD-3 just-Hosting.ru
География: история науки
история науки
Главная Постижение Эволюция Планета Земля Арабески

Люди и легенды. Часть III

Отважных становилось тем меньше, чем призрачней казалась «Терра инкогнита» под псевдонимом Эльдорадо — Золотоносная. После того, как были обследованы субтропические и умеренные широты южного полушария (они привели к открытию Австралии, Новой Зеландии, Тасмании и многих других земель), серый антарктический горизонт стал все меньше привлекать отважных. Пожалуй, лишь китобои методично стремились к югу, но им как раз никакая «Терра инкогнита» не требовалась, ибо киты — животные, как известно, предпочитающие открытые просторы океана.

И все же однажды неизбежное совершилось, и серый горизонт Антарктики приоткрыл далекое: экипажи шлюпов «Восток» и «Мирный» своими глазами увидели нечто, «подобное берегу», «подобное материку», увидели «льдинный материк», бесконечно уходящий — поднимаясь — на юг.

Командиры шлюпов, Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен и Михаил Петрович Лазарев, были слишком опытными моряками, чтобы тогда, в январе 1820 года, не понять, что именно они увидели, тем более что и февраль оказался благосклонным к ним месяцем: они знали, что открыли Антарктиду, последний неизвестный — но предполагаемый — материк земного шара.

Жаль, но сейчас мы вынуждены сменить ноту торжественную на ноту трагическую: и древние, и европейские классики полагали трагедию высшей формой искусства, и может быть в этом есть некоторое утешение; впрочем, едва ли.

В первом издании Большой советской энциклопедии история исследования Антарктики изложена в статье «Полярные страны» — она вышла в свет в 1940 году. Там нет ни слова о том, что русские моряки подводили свои шлюпы к самым берегам Антарктиды. Считавшийся в 1920-х годах нашим крупнейшим океанографом, Ю. М. Шокальский произносил перед молодежью искренние патриотические речи, в которых призывал любить историю своей страны, — он профессионально должен был знать об открытии русскими Антарктиды, но в речах и статьях его об этом нет ни слова.

Теперь мы знаем, что открытие Антарктиды было крупнейшим событием в истории мирового мореплавания (не только девятнадцатого столетия). Но с той же очевидностью мы должны констатировать, что оно обернулось и глубокой человеческой драмой, в чем-то сравнимой разве что с драмой Колумба, вынужденного скрывать, как уже говорилось, свое подлинное открытие.

Современники высоко оценили южнополярный вояж Беллинсгаузена и Лазарева. Но современники не усмотрели в их открытиях открытие неведомого материка. Так, в «Атласе Южного моря» первого русского кругосветного мореплавателя И. Крузенштерна результаты экспедиции Беллинсгаузена — Лазарева учтены (отмечены открытые ими острова), но ни на одной из 44 карт нет и намека на открытие материка или хотя бы приблизительного — пунктиром — предположения о возможности его существования...

А что же Беллинсгаузен и Лазарев?

Эти великие мореплаватели свято придерживались восходящей еще к Петровским временам клятвы — правила русских моряков-гидрографов: «Писать, что наблюдали, а чего не наблюдали — не писать». В отчетах о плавании нет ни слова об открытии ранее не известного материка, но есть характеристики, которые мы процитируем: «подобно берегу», «подобно материку», «льдинный материк», и есть с точным обозначением координат сообщение о матёром льде, поверхность которого уходит за серый — южный! — горизонт. На море такого быть не могло. Значит?.. Что значит — написано несколькими абзацами ранее...

Но Беллинсгаузен и Лазарев ушли из жизни, не изменив славной морской традиции, не приписав себе ничего, что им самим не казалось до конца доказанным, предоставив установление истины потомкам.

Впечатляющий нравственный урок, не правда ли?

В истории отечественной географии на смену великим мореплавателям пришли выдающиеся исследователи внутриконтинентальных районов, Центральной Азии прежде всего. А нравственно-этические традиции остались прежними. Напомним лишь об одном человеке, Чокане Валиханове, 150-летие со дня рождения которого отмечалось в 1985 году. Крупнейшие научные авторитеты Европы считали, что Тянь-Шань — страна вулканов. П. П. Семенов-Тян-Шанский смог посетить лишь северные хребты, а Валиханов пересек весь Тянь-Шань и именно он окончательно доказал, что современных вулканов на Тянь-Шане нет. Валиханов, однако, как бы отстранился от причастности к этой проблеме.

Центральная Азия, окруженная высочайшими хребтами, — это область пустынных бессточных пространств, и мне она представляется подобной особому континенту внутри огромного Евразийского материка: исследование его составило целую эпоху в истории географии. Важные заслуги в изучении этого трудно доступного района принадлежат Н. М. Пржевальскому и его последователям. Однако первым среди российских географов, ступившим на северный «берег» этого континента, был Валиханов. Спустившись с южных склонов Тянь-Шаня на равнину, он достиг города Кашгар, а затем и Яркенда, расположенного на окраине гигантской пустыни Такла-Макан. Более чем на 300 км углубился Чокан Валиханов в пределы Центральной Азии, — именно с его путешествия и начинается история знаменитых центрально-азиатских экспедиций. Понимал ли Валиханов значение своего путешествия?.. Понимал, надо полагать. Но в его блистательно написанных страноведческих очерках (он принадлежит к числу талантливейших страноведов) есть лишь упоминание пункта, за которым начинается земля, европейцам неведомая. А специальных рассуждений на эту тему нет... Историки географии тоже не сразу поняли значение его деятельности именно для географии.

Реклама:
© 2009 География: история науки
    Обратная связь | Карта сайта